пришлите новость

Политолог Александр Подопригора: «Мандаты депутатов разыгрываются как в казино»

19:33, 23 июля 2021

| c1958

Политолог Александр Подопригора: «Мандаты депутатов разыгрываются как в казино»
Фото: Александр Подопригора

Предвыборная кампания – это всегда время оживленной общественной дискуссии. Люди пытаются сформулировать свои наиболее важные проблемы, понять, кто из кандидатов, конкурирующих за их голоса, лучше всего справится, и на этом основании делают свой политический выбор на избирательных участках.
Но в Челябинской области, а у нас через 2 месяца выборы в Госдуму, совсем не так. Все тихо и спокойно, как на кладбище. Никакой публичной дискуссии, никакой политической конкуренции – словно никаких выборов и не предстоит. Почему так? Неужели у нас все хорошо? 

Об этом мы поговорили с политологом, кандидатом политических наук Александром Подопригорой.


О низкой явке

– Александр Васильевич, почему нет публичной активности, нет полемики, конкурентной борьбы в Челябинской области в преддверии выборов?

– По большому счету голоса избирателей, их активный приход на выборы власти не нужен. Чем меньше придет на выборы людей, которые могут проголосовать как-то не так, тем лучше для власти, которая организует и проводит эти выборы, и играет на стороне одной из партий.

– Лучше в каком плане? Не будет такого, что люди скажут: «А мы не голосовали, в выборах участвовала, к примеру, только половина населения»?

– Ну, вы знаете, это такая позиция очень узкого круга населения, который смотрит цифры, проценты высчитывает, говорит, сколько пришло, сколько не пришло. Это крайне небольшая часть избирателей, в основном это политики, кандидаты, помощники, советники, политтехнологи и так далее. Людям по большому счету все равно, сколько там пришло, и они знают одно, что победила партия власти, но это, как обычно, значит, все в порядке.

– Давайте обратимся к цифрам. В 2016 году явка была очень низкой, к примеру, чем в соседнем Башкортостане. Почему так? Как будет в этом году, на ваш взгляд?

– На прошлых выборах в Госдуму по Челябинской области явка была 44,5%. Я считаю, это нормальная такая явка – ни низкая, ни высокая. В Башкортостане люди просто голосуют активнее. Это связано с какими-то историческими обстоятельствами, культурными и так далее. Но, действительно, у нас есть регионы, где люди голосуют активно, а есть регионы, где явка гораздо ниже. На выборах 2016 года, когда у нас был губернатором господин Дубровский, явка была нормальная. Существует закономерность: чем ниже явка, тем выше показатели партии власти. Я думаю, что реальный рейтинг «Единой России», если принимать во внимание всё население, а не только тех, кто пришёл на выборы, находится в районе 10–15%.

– Почему при таком низком рейтинге в Государственной думе 80% депутатов единороссы?

– Чем ниже явка, тем больше будет единороссов в Государственной думе. Потому что вся избирательная кампания сейчас построена по принципу «сушки явки». То есть расчет идет на то, что люди придут голосовать по просьбе своего начальства. Властям на выборах не нужны те, у кого есть свои взгляды, оценки, среди которых как раз очень много людей, настроенных против, недовольных сложившейся ситуацией, нынешним положением вещей, качеством жизни, заработком, экологией. Поэтому про избирательную кампанию никто не будет слышать до сентября, то есть до выборов.

Последние крупные выборы были в сентябре прошлого года, мы выбирали депутатов Заксобрания области. Явка была 32,7%, это гораздо ниже, чем на прошлых выборах в Госдуму. «Единая Россия» при этом набрала 42,6%, это уже прилично, хотя на 14% меньше, чем на предыдущих выборах Заксобрания, которые проходили 5 лет назад. И вот, опять же, обратите внимание на цифры. 42,6%, которые набрала партия «Единая Россия», это всего лишь 13,8% от общего числа избирателей Челябинской области. Понимаете, остальные не поддержали единороссов.

– Они и другие партии не поддержали, получается.

– Пришли на выборы люди, которых организованно туда пригласили. Если бы явка была в 2 раза выше, то она состояла бы из людей, как правило, критично настроенных. На сегодняшний день рейтинг доверия к партии около 15%.

Выборы как договорной футбольный матч

– Задам вопрос не как журналист, а как житель Челябинской области. Выборы должны изменить политическую конструкцию. Не нравится один кандидат, мы его меняем на другого, не нравится другой, мы его по истечении времен меняем на третьего. Но у нас 20 лет одно и то же. Ничего не меняется.

– Начнем с того, что проходят не выборы, а голосование. Это принципиально разные вещи. Справедливых и конкурентных выборов у нас нет. А если они несправедливые, нечестные и неконкурентные, то это никакие не выборы. Вам предлагается определенный список кандидатов, определенный набор, и ваше право – вот из этого ограниченного круга людей выбирать наиболее известного, скажем так.

– Вы не собираетесь участвовать в качестве кандидата? Я бы за вас проголосовала.

– Нет, я не собираюсь. Именно потому, что это не выборы. Но вместе с тем это некий политический акт, то есть вы вправе прийти туда и проголосовать. Такой не совсем адекватный референдум.

– Доверяют люди власти или нет?

– Чтобы яснее было, что нам предстоит пережить в сентябре, проведу аналогию с договорным футбольным матчем. Болельщики меня поймут. Представляете, как бы было хорошо, если бы организацию и проведение любой лиги отдали бы, к примеру, клубу «Зенит». Он назначает даты, судей, выбирает себе одних соперников, убирает из списка других соперников, которым может проиграть. Он подводит итоги матча, и если его не устраивает счет, то просто приписывает себе еще одну единичку. «Зенит» в таком случае сразу стал бы победителем Лиги чемпионов, и был бы им до тех пор, пока бы эта система работала. Нам смешно, но на наших выборах именно так. Партию власти в регионах возглавляет губернатор, внутри руководства «Единой России» находится его первый заместитель, все-все прочие депутаты. Они организуют выборы, они работают с избиркомами, они подводят итоги голосования и в регионах, и на уровне страны. Вот и получается что-то типа футбольной аналогии, о которой я вам рассказал.

Власть отрезана от избирателей

– Знают ли люди своих депутатов? Решают ли народные избранники проблемы населения? Какие вопросы в нашей области остаются нерешенными?

– Нелогично ждать от депутатов Государственной думы, которая прежде всего является законодательным органом страны, решения каких-то конкретных проблем городского уровня. А люди в основной массе своей живут в городах, больших и малых. Говорить, что моя жизнь не изменилась к лучшему, потому что депутат Госдумы этого как-то не наладил, наверное, не очень правильно. Я считаю, что центр тяжести интереса избирателей должен быть смещен с выборов федеральных на местные, а у нас совершенно наоборот. Самая большая политическая проблема, из которой вытекает множество сложностей, связанных с экологией, дорогами, здравоохранением и прочим, заключается именно в том, что местная и отчасти областная власть оказались совершенно отрезаны от избирателей, от населения. А политика – это, по большому счету, организация коммуникаций.

– Обратной связи нет?

– Её нет. Я просто напомню, откуда такая ситуация взялась. Это было сделано рукотворно. В 2014 году у нас прошла реформа местного самоуправления. Если вы помните, раньше мы избирали мэра Челябинска, депутатов Городской Думы. Теперь все это отменено.

Сегодня мы избираем только депутатов районных Советов, которых раньше вообще не было. Их специально создали как «прокладку» между избирателями и реальной властью, чтобы можно было народ переадресовать к депутатам районных Советов, которые лишены всякой ответственности, полномочий, финансов и так далее. Понятно, что это сделано специально, чтобы из-под контроля населения убрать мэра города, депутатов городской Думы, которые там сидят уже десятилетиями. Мандаты депутатов Городской Думы разыгрываются как в казино. Сидят представители трех-четырех кланов, они всем известны, связаны с крупными челябинскими предпринимателями. Посмотрите список депутатов городской Думы, и вы увидите представителей этих самых кланов. Там, действительно, целые семьи уже: папа был депутатом, потом сын, жены, внуки, наверное, скоро придут.

Не так давно было время, когда мэр города избирался, и это была достаточно серьезная конкурентная борьба. Челябинцы помнят выборы, которые происходили между Юревичем и Тарасовым. И тот и другой в равной степени регулярно почти каждую неделю выезжали в районы, смотрели, как там во дворах.

– Сегодня никто не ездит.

– Сегодня практически никто не ездит. Если выезд вдруг состоится, то из него делают целое шоу. За мэром города Котовой журналистов с камерой бегает гораздо больше, чем тех людей, на встречу с которыми она якобы пришла. Это просто такая Instagram-политика. Главное – приехать, сфотографироваться и уехать. Пиар подменил политику.

У нас политики любят Instagram, особенно губернатор. Меня спрашивали: «Недавно были пожары на юге области, туда приехал губернатор. Он, конечно, правильно сделал, молодец. Почему только он поехал в белой рубашке-то, накрахмаленной, на пожары?»

Сказали, что для Instagram хорошо, когда ты на пожаре, когда вокруг пепел, гарь и темно, а ты в белой рубашке. Для снимка это очень эффектно выглядит. И, действительно, посмотрите фотографии. Человек, который едет в такое место, где гарь, пепел, выбросы огня и дыма, он не наденет белую рубашку, он наденет майку защитного цвета.

– В Instagram главное – картинка.

– Да, также выборы заменены имитацией, пародией. Мы не выбираем мэра или депутатов Государственной думы, мы выбираем каких-то непонятных людей по районам, абсолютно лишенных всяких полномочий, то же самое и здесь. Раньше губернаторы, которые избирались, часто встречались с людьми и говорили вживую. Я помню таких губернаторов. Это были Соловьев, Сумин, Юревич. Теперь дело заменено Instagram. Вроде бы человек общается с людьми, но это не то же самое, что общение вживую. Когда Текслер последний раз встречался с живыми людьми, с каким-то большим количеством, на производстве, в деревнях – очень трудно вспомнить.

Помогут ли погорельцам?

– Что касается пожара, как вы считаете, представители власти смогли отработать свои функции или нет?

– Этот вопрос еще открыт, и он мне представляется достаточно сложным. Эти пожары стали первым серьезным испытанием для управленческой команды Текслера. Всё, что было до того, это были разговоры. Мы тут напишем какой-то экологический стандарт, особый для Челябинской области, мы стратегию, концепцию напишем, речь шла о бумагах, словах, презентациях и так далее. А вот это все серьезная управленческая проблема. Если было поручение президента, надо сейчас оперативно подготовить предложение по расселению, по строительству жилья для пострадавших. Надо отправить чиновников, которые оторвут одно место от кресла, а они не привыкли этого делать, не хотят этого делать никогда. И вот они за ту же зарплату должны ехать в район, где все разрушено, развалено, общаться с этими людьми, выяснять у них детали уничтоженных строений, имущества, это сложный вопрос.

– Прогноз есть?

– У меня есть определенные сомнения, что нынешняя управленческая команда Текслера успешно справится с конкретными управленческими сложностями всего этого процесса. Масштабы несколько меньше, к счастью, чем в Муслюмово, там все-таки тысячи людей переселяли, но тем не менее. Я как-то советовал создать общественный комитет, который включил бы в себя именно представителей пострадавших, местных депутатов поселкового уровня. И под эгидой какого-нибудь депутата госдумы этого региона, юга области, Магнитогорского округа эту ситуацию контролировать. Ожидать, что у нас успешно ее решат и представят президенту совершенно адекватные расчеты, и выдержат потом график этого расчета – это очень оптимистичная позиция.

Надо начинать с малого, с того, что доступно на областном уровне. Нужно восстанавливать систему местного самоуправления прежде всего. Нужно возвращать прямые выборы мэров городов, депутатов городских дум, это можно сделать областным законом, не надо утверждать госдумой. Это что касается Челябинска. И тогда зависимость власти от избирателей, живущих рядом с ней в одном городе, будет как раз отремонтирована.

До выборов осталось два месяца, никакой публичной дискуссии нет и в помине. Мы, кажется, снова выберем тех, кто уже сидит в госдуме много лет подряд. Мы не называем фамилий, не призываем голосовать за определенных кандидатов, но напоминаем, что политика – это все же способ изменить нашу жизнь, напомнить власти, что она существует за счет людей и для них, а не наоборот.

Произойдут ли после этих выборов так нужные всем нам перемены к лучшему или все останется на своих местах? Вопрос остается открытым

Знаете больше? Есть информация, которой вы можете поделиться? Напишите нам

ПОДЕЛИТЬСЯ










последние новости


Загрузка...

© Права защищены. 2021

Яндекс.Метрика